Warriors Of The DarknessВторник
23.04.2024
01:26
| RSSГлавная страница | Грустно... - Форум
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Форум » Творчество » Рассказы » Грустно...
Грустно...
-нежность-

Дата: Вторник, 06.03.2007, 21:10 | Сообщение # 1                                                                                                                       

Генералиссимус
Группа: Пользователи
Сообщений: 50235
Репутация: 33
Статус: Offline
Шёл Снег...

Серега с Галей были идеальной парой, и это не просто приевшееся выражение. Серега, как его звали с самого детства, во дворе, на учебе и на работе, даже начальники и заказчики, - голубоглазый весельчак с вечной улыбкой на губах, любимец женщин, душа любой компании. Не громкий и заводной, а добрый и мягкий, от него так и веяло надежностью и уверенностью. Галю он обожал. Она не была красавицей, но ее огромные карие глаза притягивали к себе, как магниты. Спокойная и уравновешенная, рядом с ней он чувствовал себя как маленький ребенок рядом с матерью. Любили они друг друга без памяти.
Они встречались еще со школы, после института поженились. Родились дети - Аленка, а за ней Толик, которого все сразу стали звать Толян, из-за уверенности и энергии, так напоминавшие его отца. Годам к тридцати идеальная пара превратилась в идеальную семью, и любовь только усиливалась с каждым годом.
А потом, когда Толяну еще не исполнилось четырех, а Аленка только пошла в школу, у Гали обнаружили рак. Начались тяжелые сеансы химиотерапии, операция, метастазы, еще одна операция.
После второй операции Галю перевезли домой, чтобы быть поближе к детям и подальше от холодных палат больницы. Врачи не давали ей шансов, но Серега не терял надежды. Физиотерапия, гомеопатия, новейшие лекарства, он делал все, что мог и все, что вычитывал в литературе. Всем, кроме него, было ясно - конец близок. Галя таяла на глазах, становилась легче, прозрачнее, лишь огромные карие глаза как будто становились еще больше на истощенном лице.
Под новый год состояние ухудшилось. Галя с трудом дышала и большую часть времени была без сознания. Детей отправили к бабушке, Серега же не отходил от ее постели ни на минуту. 31 декабря после вечернего осмотра врач подозвал его к выходу и на вопросительный взгляд лишь молча покачал головой, сжал Серегино плечо и быстро вышел.
Ночью Галя неожиданно проснулась. Она уже не могла двигаться и лишь смотрела на Серегу. Ее губы тронула улыбка и она шепнула:
- Я ухожу, Сереженька...
Серега уже знал, что борьба закончилась. Он просто сидел и смотрел на нее, не в силах остановить слезы.
- Жди меня там, милая...
Она опять улыбнулась:
- Нет, это ты меня жди..., - и закрыла глаза.
Через час Гали не стало. Она так и умерла с едва заметной улыбкой на губах.
А Серега полностью поседел за эту ночь. Стал белый, как снег...
* * *
Прошло пять лет. Он собрал себя буквально по кусочкам и опять стал привычным Серегой, каким его все знали. Боль потихоньку притуплялась, дети росли, работа отнимала много времени, девушки по-прежнему не обделяли вниманием. Вот только глаза стали другие. Это уже не были знаменитые Серегины голубые глаза с веселыми бесенятами, теперь они были наполнены грустью. Даже когда Серега шутил и смеялся, его глаза никогда не улыбались.

Добавлено (06.03.2007, 21:10)
---------------------------------------------
Дети взрослели и понемногу забывали мать. Толян рос маленькой копией отца, уже в первом классе выделялся среди сверстников, был вожаком и заводилой. Аленка унаследовала от матери большие карие глаза, а также спокойный и терпеливый характер. И только по ночам она часто просыпалась в слезах и звала маму. Серега бежал к ней в комнату и успокаивал ее как мог, обнимал и баюкал. Когда Аленка наконец засыпала, он сидел у ее кровати, смотрел на спящую дочку и молча плакал.
Новый Год они не отмечали, потому что это была годовщина смерти Гали. Да и не представлял себе Серега их любимый праздник без нее. Поэтому обычно он просто выпивал один несколько рюмок коньяка и шел спать. Так и в этом году, по дороге домой после работы он решил заехать в супермаркет за бутылкой.
Зима выдалась теплая, даже еще снега как следует не выпало, да и тот уже весь растаял. Поставив машину на стоянке, Серега поднял воротник пальто, спасаясь от противного дождя со снегом, и двинулся ко входу в супермаркет. Внутри было сухо и тепло, и практически безлюдно. "Все давно дома, оливье готовят," - усмехнулся Серега и направился к алкогольному отделу. Вдруг из-за поворота выехала набитая продуктами тележка и чуть не сбила Серегу с ног.
- Ой, простите, пожалуйста! Я вас не заметила... - симпатичная молодая женщина сбилась на полуслове, довольно невежливо уставившись на Серегу широко открытыми глазами. Она показалась ему знакомой, но он не мог вспомнить, откуда он мог ее знать.
- Ничего страшного, я цел, - Серега улыбнулся ей, обошел тележку и пошел дальше. Через десяток шагов он обернулся, надеясь, что она уже ушла, но женщина по прежнему стояла на месте и смотрела ему вслед. Она заметила его взгляд, и, смутившись, развернулась и направилась к кассе.
"Странно..." - думал Серега, выбирая коньяк. "Какое знакомое лицо... Может из соседнего офиса? Или какая-то давняя заказчица?..." Размышляя, он вышел из супермаркета со свертком под мышкой, и только возле своей машины он опять увидел ее. Ее машина стояла совсем рядом, она пыталась затолкать покупки в багажник, держа в одной руке зонтик и защищаясь от порывистого ветра с дождем.
- Давайте я вам помогу, - Серега подошел и, не дожидаясь ответа, начал ставить пластиковые мешки в багажник. Она стояла рядом и молча смотрела на него. Когда все покупки были в машине, он развернулся к ней.
- Извините, но мне кажется, что я вас знаю. - сказал он и тут же смутился. - Вы не подумайте, я не пытаюсь с вами познакомиться таким образом, мне просто действительно очень знакомо ваше лицо.
- А мне ваше... - она наконец-то вышла из транса и улыбнулась. - Но сомневаюсь, что мы знакомы. Я только недавно приехала в город, издалека... Я тут практически никого не знаю.
- Понятно... Ну может показалось. Просто у вас глаза очень знакомые... - Сереге стало неудобно, что пристал к женщине. - Ладно, простите за беспокойство, я вас задерживаю, наверное. Вон сколько покупок, видимо муж уже дома заждался продуктов к праздничному столу. - он неловко попытался пошутить.
- Да какой муж, - отмахнулась она, - дома дети ждут, а я только сейчас смогла с работы освободиться. Бывший муж, слава Богу, уже далеко, в этот раз меня в могилу не загонит, - она усмехнулась, не переставая разглядывать Серегу.
Серега вопросительно посмотрел на нее. Она пояснила:
- Лет пять назад, как раз на Новый Год, ехали мы с ним на новогоднюю вечеринку, а он дома еще хорошо принял... Скользко, на повороте не справился с управлением и влетел правым боком в столб. Как меня доставали из обломков, я не знаю... Повезли в реанимацию, по дороге остановилось сердце, клиническая смерть... Я этого не помню, конечно, мне потом врачи рассказывали.
Что-то кольнуло у него в сердце. Она продолжила:
- Единственное, что помню - сильный белый свет... Не в конце туннеля, как рассказывают, а просто теплый свет вокруг... И вот там... - она запнулась. - Я увидела ваше лицо.
Серега стоял как вкопанный и не мог пошевелиться.
- А потом я вдруг очнулась. Незадолго до полуночи... Все врачи были в шоке, они были уверены, что всё, конец. Мне потом сказали, что в их практике после таких травм никто не выживал... Но мне повезло, видимо... Благодаря тебе...
Серега смотрел в ее глаза и не говорил ни слова. Они просто молча стояли друг перед другом, не замечая, что дождь давно перестал. С неба шел мягкий белый снег...



Мню не жалко сердец, всё для тебя...
 
 
Архиангел

Дата: Вторник, 06.03.2007, 21:44 | Сообщение # 2                                                                                                                       

Генерал-майор
Группа: Проверенные
Сообщений: 262
Репутация: 7
Статус: Offline
Ученикам 11 класса задали написать сочинение на тему: "Что бы я сделал, если бы стал премьер-министром". Все написали, каждый описал свою собственную ситуацию. Но все 35 сочинений заканчивались одной фразой: "И хрен бы вы меня потом нашли!"

Украинское село. Лето. По улицам начинает растекаться вечерняя прохлада…
В хате селянин достал бутыль горилки, порезал огурчики, сало,
разложиллучок, стаканы поставил. Высовывается из окна и через улицу кричит соседу:
- Петро, заходь до мене - горилка есть, сало есть! Посидим, выпьем!
Через 5 минут опять:
- Петро, заходь - горилка есть, сало есть, огурчики только из погреба,
лучок!.. Посидим, выпьем!
Ещё через 5 минут:
-Петро, ну ты йдэш чы ни?!!
Из окна дома напротив высовывается раскрасневшийся Петро:
- Та ибусь я, ШОБ ВОНА ЗДОХЛА!!! smile



Лети...
 
 
-нежность-

Дата: Среда, 07.03.2007, 01:29 | Сообщение # 3                                                                                                                       

Генералиссимус
Группа: Пользователи
Сообщений: 50235
Репутация: 33
Статус: Offline
уФФ...этт уже реально жестокая история...

Последствия того, что супружеская пара мечтает о рождении дочери, могут быть самыми непредсказуемыми. Сначала Диму зачали строго по специальному календарю: именно в этот день, месяц, в данной лунной фазе, по всем расчетам, должна была появиться девочка. Так оно и получилось: специалисты УЗИ в один голос заверяли счастливых молодожёнов, что плод женского пола развивается хорошо. Имя было придумано сразу, ещё в первые дни беременности - Диана. С дочкой, которая росла в утробе матери, родители постоянно разговаривали, называя её своей маленькой девочкой.

Каково же было удивление роженицы, когда старая акушерка довольным голосом констатировала появление младенца: "Пацан!" Это было не просто удивление - молодую мамашу охватил сначала шок, потом паника, а потом истерика. С отцом случилось то же самое: он отказывался даже смотреть на сына и был почему-то очень зол на жену. В роддоме успокаивали неадекватного папашу, уговаривая, что первенцем должен быть обязательно мальчик, а уж потом, мол, делайте себе на здоровье девочек. Но Ерёмины были по-настоящему несчастливы. Дину переименовали в Диму и начали растить сына. Приготовленную заранее детскую одежду для девочки не меняли, сынишка был весь в розовом. Ничего не изменилось и когда ребёнок начал подрастать. Золотые кудряшки, бантики и платья. В первый класс Дима, конечно, пошёл в мальчишеской школьной форме, но это было то малое, что отличало его от одноклассниц.

Ерёмин рос плаксивым, нежным и ранимым. Мальчишки в школе над ним издевались, но он на них не обижался, а лишь смущённо заливался румянцем. То, что он "не такой, как все", Дима понял, когда в 10-м классе влюбился в своего одноклассника. Это было настоящее чувство со страданием и бессонными ночами. Когда признался во всём родителям - те были в шоке: откуда, почему? Но в душе они понимали, что собственными руками сделали из сына гомосексуалиста.

Любовь зла, а геи этим пользуются

Сексуальная свобода наступила для Ерёмина, когда он уехал из маленького крымского городка в столицу и там поступил в институт. На адаптацию потребовалось меньше года. Очень скоро Дима познакомился с такими же, как он, и перестал испытывать комплексы по поводу своей сексуальной ориентации. Но мажорные институтские мальчики годились лишь в понимающие товарищи, но никак не в любовники. Хотелось Еремину найти настоящего мужчину, верного друга и спутника жизни в одном лице.

С Сергеем он познакомился в столичном ночном клубе, где собирались сексуальные меньшинства города. Тот не сразу признался в том, что у него за спиной несколько ходок в места не столь отдаленные за кражи, бандитизм и участие в убийстве. Сергею было около сорока, был он крепкого телосложения, в характерных для зеков татуировках - одним словом, мужчина колоритный. Несколько жестов и мимолетных слов, и эти двое сразу поняли, что вылеплены из одного теста.

Сергей, по тюремной кличке Боб, стал первым любовником Ерёмина и предметом его физической и душевной страсти. Сначала всё было вполне романтично. Ерёмин снял отдельную квартиру, так как у друга были временные трудности с деньгами. Но уже через несколько месяцев Дмитрий понял, что живёт с безработным наркоманом и, что самое страшное, беззаветно любит его. Очень скоро у Боба проявились все его зековские замашки. Он командовал, унижал, оскорблял своего любовника и постоянно требовал денег на наркотики. Ерёмину ничего не оставалось, как залезать в долги, просить деньги у родителей и подрабатывать официантом. В итоге он вынужден был бросить институт. Состояние стало болезненным: Дмитрий боролся со своим пагубным чувством, всё понимал, но ничего не мог поделать. Депрессии затягивались на недели, а между тем любовник всё чаще и чаще пропадал ночами, вытаскивал из дому все вещи и даже несколько раз бил Ерёмина.

Добавлено (07.03.2007, 00:35)
---------------------------------------------
Подарок на годовщину

Прошёл год совместной жизни. Отношения Ерёмина и Сергея были на грани разрыва. Дмитрий понял, что нужно брать себя в руки и расходиться с любимым человеком, психика его была расшатана, нервы на пределе. Но Боб попросил дать ему последний шанс. Он сказал Ерёмину, что приготовил для него подарок на годовщину их знакомства, и пообещал, что после этого их отношения наладятся.

После ужина в ресторане ребята взяли такси и поехали домой, где Ерёмина ожидал сюрприз. Он вошёл в квартиру первым, когда включил свет - увидел пятерых ухмыляющихся мужчин. Дмитрий, растерянно улыбаясь, посмотрел на своего любовника, тот закрывал дверь на замок.

То, что произошло потом, на языке криминалистики называется групповым изнасилованием. Эти пятеро зверски насиловали и избивали 22-летнего Еремина, а Боб с вожделением наблюдал за происходящим. В конце концов насильники, закончив своё грязное дело, пошли на кухню пить водку, окровавленный Дмитрий остался лежать прямо на полу посреди комнаты. Он то терял сознание, то приходил в себя, слышал пьяные голоса, смех, снова терял сознание...

Роковая ошибка Боба

Когда Дима очнулся, был солнечный день. В квартире стояла жара и запах перегара. На кровати спал непротрезвевший Боб и сильно храпел. Дмитрий попытался встать, удивился, почему так невыносимо болит тело, а когда всё вспомнил - отчаянно взвыл. Ерёмин, захлебываясь в рыданиях, встал и пошёл на кухню. Взял нож и вернулся в комнату. То, что происходило потом, было логичным продолжением ночного зверства.

Сначала соседи слышали крики, рычание, плач, но когда из-под двери квартиры начала вытекать кровь, вызвали милицию. Картина, которую увидели правоохранители, напоминала сюжет из фильма ужасов о каком-нибудь серийном маньяке. На балконе на бельевой веревке висели... согнутые в локтях руки Сергея, ноги, раздробленные топором, лежали на кухонном столе. Но страшнее было другое: экран телевизора был разбит, а вместо кинескопа была вставлена та часть человеческого тела, которая находится ниже спины. От самого Боба почти ничего не осталось - любовник расчленил его с таким же зверством, с каким был изнасилован сам.

При аресте Ерёмин даже не сопротивлялся. Монотонно повторял лишь одно: "Я не успел, я не успел...". Как потом выяснилось, после экзекуции Дмитрий хотел повеситься, но соседи успели вызвать милицию. Потом было много всего: допросы, психиатрическая экспертиза, истерика родителей, суд... Дмитрия Степановича Ерёмина приговорили к 15 годам лишения свободы. Приговор был немного смягчён обстоятельствами убийства в состоянии аффекта. Тем не менее сидеть Еремину пришлось недолго. В одной украинской колонии он был обнаружен мёртвым. Как потом установили судмедэксперты, смерть была насильственной.

Только в этот раз насиловали Ерёмина зеки. Издевались над ним до тех пор, пока он не перестал дышать.

Добавлено (07.03.2007, 01:27)
---------------------------------------------
Почему жизнь так жестока? ....

Была тихая теплая летняя ночь. По обочине дороги шли двое, они держались за руки. Свет фонарей, тихий рев редких машин, проезжавших мимо, легкий летний ветерок... Они были вместе, они любили...
Вдруг, мгновенное столкновение двух машин... Взрыв... Девушка почувствовала дикую боль и потеряла сознание, парень еле увернулся от обломков, он пострадал меньше.
Больница... Эти безжизненные и безразлично-жестокие больничные стены... Палата. Кровать. На ней девушка, с переломами и потерей крови. Рядом сидел парень, он не отходил от нее ни на минутку. В очередной раз в палату зашла медсестра. Она позвала к себе парня, они вышли.
- Она ведь будет жить да? (из его усталых опухших и невыспавшихся глаз полились слезы)
- Мы делаем все возможное, но вы же все сами понимаете...
- Пожалуйста, я вас умоляю, не дайте ей умереть, у меня кроме нее никого нет.
- Я приложу все усилия, я очень постараюсь...
Парень вытер слезы и вернулся в палату вместе с медсестрой. Девушка почувствовала, что что-то не так... Хотя она и сама понимала, что вылечить ее почти нереально, она все же спросила:
- Скажите, я ведь выживу, вы же мне поможете выкарабкаться? Правда?
- Конечно, милая, мы сделаем все возможное (сказала медсестра и опустила глаза)
Когда парень с девушкой остались вдвоем, она сказала ему:
- Обещай мне, что бы ни было, ты обязательно будешь счастлив! Я этого хочу!
- Что ты такое говоришь! Ты и есть мое счастье! Я не смогу без тебя!
- Обещай мне! Ты же ведь сам все понимаешь! Я хочу знать! Я хочу быть уверена, что ты будешь счастлив! Даже если без меня! Обещай мне это, ради меня! (прокричала она и из ее глаз закапали слезы)
- ...Хорошо, я постараюсь, но обещать тебе этого я не могу (он тоже заплакал)
Наступила ночь. Девушка уснула, а парень задремал у ее кровати... Девушке снится сон, в котором ее мама пришла к ней с неба и сказала ей:
- Девочка моя, завтра вечером я приду за тобой. Мы улетим в другой мир, где нет зла, боли, предательства. Там тебе будет спокойно. - Мама?! Как?! Уже?! Но… но я не хочу уходить... Я... Я люблю его… Я не смогу без него.
- Я пришла предупредить тебя, будь готова. Проведи с ним последний день... Мне пора. (она повернулась и улетела, а за ее спиной расправились большие перистые белые крылья)
Утром, как обычно, пришла медсестра, результаты анализов никаких хороших новостей не принесли. Девушка и парень остались вместе. Она сказала ему, что сегодня она умрет... Он не поверил, кричал на нее, говорил, что все будет хорошо, но она ему сказала:
- Пожалуйста, давай проведем последний день вместе. Я хочу побыть с тобой.
Он молчал. Сердце его бешено колотилось, оно разрывалось, душа рвалась на части, слезы полились рекой, он не знал, что ему делать. - Давай просто побудем вместе, вспомним все хорошее, вспомним наше счастье. Я хочу встретить с тобой наш последний закат, хочу поцеловать тебя. Давай побудем вместе.
- Хорошо, любимая. Но я не смогу без тебя, ты - это моя жизнь. Я умру без тебя...
- Не говори так, ты должен быть счастлив, ты обещал мне. Давай просто побудем вместе. Давай не будем плакать, я знаю, это очень трудно, но давай последний день мы проведем в счастье...
- Конечно... любимая... единственная...
Весь день он были вместе, не размыкая рук друг друга, вспоминали все свои радости... Он не мог даже на секунду представить себя без нее... Но... Вот уже солнце клонилось к закату. Их последнему закату. У обоих появились на глазах слезы...
- Я не хочу терять тебя, любимая.
- Я понимаю, но так, наверное, нужно, так должно быть.
- Мне будет очень плохо безе тебя. Очень. Я никогда тебя не забуду.
- Любимый, я всегда буду рядом с тобой. Я всегда буду помогать тебе. Моя любовь к тебе вечна! Помни это!
Они оба плакали. Смотрели друг другу в глаза и ничего не могли поделать, потому что понимали, что в этом мире они рядом последние минуты...
- Любимый, мне не страшно умирать, потому что я знаю, что такое любовь! Я жила ради тебя! Я никогда тебе не врала.
- Любимая, мне страшно.
- Не бойся. Я буду рядом...
Внезапно ее пульс остановился. Она вылетела из своего тела. Она видела, как он сильно прижал ее тело к себе, как кричал, звал на помощь, умолял не покидать его. Прибежали медсестры. Пытались что-то сделать, но было поздно.

Добавлено (07.03.2007, 01:28)
---------------------------------------------
Вдруг, она почувствовала, что кто-то взял ее за руку. Это была ее мама.
- Мама, мамочка, я не хочу уходить от него, пожалуйста, ну еще минуточку, я хочу к нему. Пожалуйста, мама!!!
- Девочка моя, нам пора... Мы должны лететь...
Девушка посмотрела на себя. Она светилась, за ее спиной появились крылья. Она в последний раз взглянула на своего возлюбленного, взмахнула крыльями и улетела вместе с мамой. Она оказалась над облаками...
Продолжение
Ее душа улетела белоснежным ангелом на небо. А он… Как же долго он не мог отойти от ее тела. Не мог отпустить ее руку, не мог не смотреть на эту застывшую мягкую улыбку. На эти застывшие зеленые глаза. Она казалась ему еще живой. Он думал, что вот еще мгновение и она снова сделает вдох, вновь улыбнется. Он не мог представить, что ему теперь делать. Никак не мог осознать, что ее больше нет. Он испытывал тупую боль в сердце и чувствовал, как разрывается его душа. В его голове не было ни одной мысли, только она, только ее глаза, ее руки, губы.
Когда он вернулся к себе домой, он никак не мог понять, что ему теперь придется жить одному. Он чувствовал ее запах. Ему казалось, что он слышит ее голос, что она зовет его. Он прошел в их общую комнату, на ее полке стояли ее фотографии, мягкие игрушки, ее украшения. Все было таким родным, таким знакомым. Он присел на диван и заметил, что на стуле висит ее кофточка. Он взял ее в руки, прижал к себе, и его опять накрыло волной слез. Он очень долго не мог уснуть, сидел, прижавши к себе ее вещь, сидел словно заколдованный, ничего не видя вокруг. Только ее образ застыл у него перед глазами. Только она. Единственная… От слез и переживаний его глаза стали серыми, туманными. Какими-то неживыми.
Спустя долгое время в чувство его привел телефонный звонок.
- Алло…
- Хоронить можно завтра. (Это звонили из больницы)
- Как хоронить? Уже? Нет! Пожалуйста, могу я еще ее увидеть, могу я попрощаться с ней в последний раз?
- Вот на кладбище и попрощаетесь! (Ответил грубый мужской голос) Будьте мужчиной, возьмите себя в руки!
Снова теплый летний день, солнце светит как-то по-особенному. Но птицы молчат… Нет ни единого звука. Ничто не нарушает тишины. Он стоит рядом с гробом, в котором лежит та, ради которой он жил, та, о которой он мечтал. Та. Самая любимая. Он не понимал, что происходит.
Вдруг, он почувствовал, что чей-то взгляд уперся ему в спину. Обернулся. Но ничего не увидел. Потом снова почувствовал этот взгляд. Опять обернулся. И снова ничего.
И вот момент, когда он видит ее последнюю секунду. Он схватил ее за руку, закричал, сказал, что тоже хочет умереть! Он как будто лишился рассудка. Совершенно ничего не понимал.
Вдруг он почувствовал, что кто-то положил ему руку на плечо. Обернувшись, ничего не увидел, лишь понял, что рядом с ним сейчас стоит она, просто он ее не видит. Он держал за руку ее. Ангела. Чувствовал ее тепло. Такое родное, такое знакомое. Ему даже стало спокойнее. Она все-таки сдержала свое обещание быть рядом с ним. Всегда.
По дороге домой она шла рядом с ним. Она его видела, а он ее чувствовал. Он был спокоен. Прошло много дней, она прилетала к нему каждый день. Была с ним, когда он просыпался, когда засыпал. Была рядом, когда ему было трудно, когда ему было плохо.
Просто завершение…
Тихий зимний вечер… За окном падает на землю белый искрящийся снег. В свете фонарей блестят снежинки. Он смотрит в окно. В соседних домах горит свет. Он вспоминает… Вспоминает ее, ее голос (он до сих пор помнит этот голос, такой ласковый и родной), ее глаза, в них можно было смотреть бесконечно. Он вспоминает свою любовь. Как же он любил ее и любит до сих пор. Ему так хочется снова обнять ее, хочется снова взяться за руки, снова смотреть ей в глаза. Но…
Он оставил след своего дыхания на холодном стекле и написал ее имя.
- Как же мне без тебя плохо… Я так скучаю. Я бы все отдал, лишь бы только снова обнять тебя. Лишь бы только тебя увидеть снова. Мне так одиноко, так тоскливо без тебя… Я хочу к тебе. Забери меня к себе, а? Или… Или возвращайся.

Добавлено (07.03.2007, 01:28)
---------------------------------------------
Вдруг с уличной стороны стекла появился другой след от дыхания. Кто-то написал его имя. Это была она. Она услышала, что он ее зовет.
На его глазах появились слезы. Он больше так не мог. Он заплакал. Заплакал, как ребенок, от бессилия что-то изменить. Это было не в его власти.
На той стороне стекла появлялись капли, которые тут же замерзали… Это были ее слезы. Это была самая чистая любовь на свете. Та, о которой пишут в сказках, та, о которой все мечтают, но никак не могут превратить ее в жизнь, та любовь, которую невозможно описать словами. Ее можно только почувствовать. Это была любовь ангела к человеку.
На стекле стали появляться узоры, которые появляются в сильный мороз, но рисунок был необычным, он изображал ее. Она была все такой же прекрасной. Все те же бездонные глаза. Все тот же взгляд. Те же губы и руки, до которых ему так хотелось дотронуться, но он чувствовал только холодное стекло.
Почему мир бывает так жесток? Почему неземная любовь должна терпеть такую боль? Как же им хотелось вновь просто коснуться друг друга.

Добавлено (07.03.2007, 01:29)
---------------------------------------------
млин...сама не могу ... слишком этт грустно для меня... cry



Мню не жалко сердец, всё для тебя...
 
 
Архиангел

Дата: Среда, 07.03.2007, 09:45 | Сообщение # 4                                                                                                                       

Генерал-майор
Группа: Проверенные
Сообщений: 262
Репутация: 7
Статус: Offline
Ну грусти ... sad мне тоже грустно


Лети...
 
 
-нежность-

Дата: Четверг, 08.03.2007, 02:03 | Сообщение # 5                                                                                                                       

Генералиссимус
Группа: Пользователи
Сообщений: 50235
Репутация: 33
Статус: Offline
Пашка был просто классным парнем! Они познакомились в ночном клубе на дне рождения их общего друга. Юля с первого взгляда выделила из группы людей, сидящих за столом, этого симпатичного загорелого парня, который держался просто и естественно. Рядом с ним было уютно и весело. Он совсем не стремился произвести впечатление на окружающих. Но почему-то получалось так, что решающее слово, самая смешная шутка принадлежали именно ему. Особенно поразила Юльку его улыбка - нежная, обаятельная, какая-то по-детски застенчивая... Она обезоруживала сразу, притягивала, словно магнит.

На танцполе ему тоже не было равных. Он танцевал так, словно всю жизнь только этим и занимался. Потом Юлька убедилась, что и все остальное в своей жизни Пашка делал именно так - легко и естественно.
... Они поженились через два месяца. Выходя из загса, Пашка подхватил Юлю на руки, прижался губами к ее щеке и прошептал:
- Я люблю тебя! И обещаю беречь тебя всегда!
... Его работа отнимала очень много времени - переговоры, поездки, встречи. Наверное, так и должен "вкалывать" человек, в двадцать шесть лет занимающий пост вице-президента престижной фирмы. Но Юлю все больше начинали раздражать его поздние возвращения с работы, бесконечные командировки. Сильнее всего она ненавидела Пашкин телефон - он начинал трезвонить с раннего утра и замолкал далеко за полночь.
Пашка чувствовал себя виноватым, пытался устраивать маленькие семейные праздники. Его фантазия была неистощима - от романтического ужина в экзотическом ресторане до внезапной поездки на выходные к морю. В такие часы Юлька чувствовала себя самой счастливой! Но праздники заканчивались, и она снова начинала злиться, все чаще устраивала "разбор полетов" по каждому поводу. Даже Пашкина улыбка не могла теперь обезоружить ее...
Подруги завидовали ей, а она чувствовала себя все более несчастной...
Пашка хотел ребенка. А Юле казалось, что незачем сразу обременять себя таким "грузом".
...В этот вечер она была просто вне себя от ярости. Ну, еще бы! Месяц назад пообещала подруге быть на ее дне рождения вместе с мужем. А этот "муж" позвонил за несколько часов и виновато сообщил:
- Солнышко, не сердись! У меня срочная встреча. Если хочешь, сходи сама. Юрик тебя отвезет (Юрик был Пашкиным шофером).
- Может, мне с Юриком и пойти?! - гневно спросила Юлька и бросила трубку.
Теперь она ждала Пашку с работы, чтобы "популярно" объяснить ему, что так поступать могут только последние гады и что если работа ему дороже, то она, Юлька, может просто исчезнуть из его жизни!..
... Пашка извиняюще улыбнулся с порога - в этот раз улыбка получилась какой-то вымученной и потому особенно виноватой.
- Прости меня, - устало сказал он.
Но Юлька не напрасно готовилась полдня, чтобы "сдаться без боя"! Ее монолог получился в лучших театральных традициях - исполненный пафоса и патетики! Пашка молча сидел на диване, глядя в пол. Он не пытался, как это бывало раньше, смягчить ситуацию, разрядить ее шуткой. Когда Юлька замолчала, поднял на нее усталые глаза.
- Все, я больше не могу! - рыдающим голосом издала Юлька последний "залп". - И я ухожу!
Пашка несколько секунд молча смотрел на нее, потом тихо сказал:
- Тогда лучше я...
Поднялся, пошел к выходу... Не ожидавшая такого поворота событий Юлька только молча смотрела ему вслед...
... А утром позвонила его мама и сказала, что этой ночью Пашка умер от сердечного приступа...

Добавлено (07.03.2007, 09:51)
---------------------------------------------
Пашку она увидела в церкви, переполненной людьми, пришедшими проститься с ним. Он лежал в гробу, чуть склонив голову набок, и ей казалось, что он виновато улыбается ей, извиняясь в последний раз...
Оглушенная болью потери, она не сразу постигла смысл случившегося. А через несколько дней, сидя в пустой квартире, перебирая фотографии, запечатлевшие навсегда их недолгую семейную жизнь, она вдруг осознала, что именно эти мгновения рядом с Пашкой и составляли ее огромное, но такое короткое счастье!.. Она беззвучно зарыдала, уткнувшись лицом в подушку, еще хранившую запах его одеколона...
... Утром, совершенно разбитая, Юлька бродила по квартире, машинально собираясь на работу. И внезапно совершенно отчетливо поняла - ее жизнь окончена!
Пашка любил ее, его любовь была безгранична! А она мелкими придирками портила его короткую жизнь. И так и не успела сказать последнее "прости!" Значит, она должна пойти ТУДА, к нему, и ТАМ все рассказать, объяснить, чтобы Пашка понял, что и она любила его - неумело, глупо, но любила!
...Вечер опускался на город. Юлька стояла у окна, сжимая в руке пачку снотворного. Смотрела на окна соседних домов, в которых загорался свет. И с завистью и тоской думала, что сейчас туда возвращаются счастливые люди, счастливые семьи... А может, кто-то также бездарно и безжалостно топчет свое счастье, как это делала она?!
Юлька принесла стакан воды, устало опустилась на кровать. Автоматически доставала одну таблетку за другой, выкладывая их на прикроватный столик. Потом легла, свернувшись в комочек. Таблетки смутно белели в темноте...
"Ну, вот и все, - устало подумала Юлька. - Я во всем виновата... Я погубила Пашку... И я все исправлю..."
При мысли о муже слезы потекли по щекам. Она беззвучно глотала их, глядя в потолок. Потом протянула руку к таблеткам...
И внезапно отдернула ее - почему-то страшно показалась умирать ночью, в одинокой темноте. И Юлька решила подождать до рассвета - утром все будет проще.
"Подожди до утра, Пашенька!" - прошептала она в темноту.
Свернулась калачиком на кровати. Почему-то вспомнила, как на выходе из загса Пашка прошептал ей: "Я буду беречь тебя всегда!.."
Во сне она увидела Пашку среди ветвей черемухи. Он стоял, залитый солнечным светом. И строго смотрел на нее.
"Пашка!" - Юля тянулась к нему изо всех сил.
Но он продолжал стоять на месте, все также требовательно глядя Юльке прямо в глаза.
"Прости меня!!!" - она кричала ему, хотела, чтобы он услышал, понял, простил...
И Пашка улыбнулся... Улыбнулся той самой застенчиво-нежной улыбкой, поразившей ее с самой первой встречи. Улыбнулся и сделал шаг навстречу... Юлька увидела, что он держит за руку белокурого синеглазого малыша, так похожего на Пашку.
- Держи, - улыбаясь, он подтолкнул малыша ей навстречу. - Это Пашка-младший... Береги его...
Малыш сделал несколько шажков к Юльке, уткнулся личиком ей в живот...
...Юлька вскочила, села в кровати, оглянулась вокруг. Ей вдруг показалось, что Пашка где-то здесь, рядом...
Ветер легко качнул занавеску на окне, потом чуть сильнее. Внезапно резкий порыв ветра рванул занавеску, и она опрокинула стакан с водой, таблетки рассыпались по полу. Юлька вздрогнула - Пашка выполнил свое обещание - беречь ее всегда!..
Зарыдав, она упала на постель. И вдруг почувствовала, как нежно, но настойчиво что-то шевельнулось в животе. Юлька замерла. Это был ее ребенок - Пашка-младший...

Добавлено (08.03.2007, 02:01)
---------------------------------------------
"""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""
Гадалка...

В ту ночь она вновь перебирала карты. Смотрела на них, и слёзы текли по её щекам. Когда-то они предали её, так почему же сейчас она держит их в руке? Почему вновь пытается узнать свою судьбу? Почему до сих пор слепо идёт на их поводке? И, думая это, девушка продолжала перебирать карты. Вот, аркан «Возлюбленные». Стоит ли?

Свеча затрещала. От неожиданности она вздрогнула, но успокоилась. А потом тревожно вгляделась в пламя. И перед глазами, как кадры из фильма, стали пролетать воспоминания, обрывочные, но чёткие.

Вот она на скамейке читает книгу, ожидая подругу. А вот он, подходит к ней, с лёгкой полузастенчивой улыбкой, спрашивает про время.
– Почти полдень, – отвечает она, вновь погружаясь в чтение.
– Ждёте кого-то? – спрашивает он вновь, прожигая её взглядом.
– О, да, – резко отвечает она. Ей не нравится такое повышенное внимание к ней.
– А я вот гуляю тут…
– Мне очень интересно, – раздражённо бросает она, демонстративно закрывая лицо книгой.
– «Чары Дракона», – вслух читает он название. – Не думал, что такие девушки читают фантастику.
– Я читаю, – отвечает она, нажимая на местоимение. Она не скрывает свою злость, нервно постукивая ногой по плиткам дорожки.
Он пожимает плечами, отходит в сторону. Потом прибегает подруга, и они вместе идут в кинотеатр. Когда сеанс закончился, и они вышли на улицу, он стоял в стороне. Заметив её, он направился прямо к ним. Девушка тихо простонала:
– Что я такого вам сделала? – спросила она резко, и давая этим понять, что такое откровенное преследование ей не нравится.
– А можно пригласить вас в ресторан? – спрашивает он, улыбаясь весело и открыто.
Девушка от удивления широко распахнула глаза и, не в силах молвить слова, повернулась к своей подруге. Та стояла довольная, будто приглашение было адресовано к ней. Молча, одними глазами и едва заметным жестом руки, она велела соглашаться. Всё ещё находясь в шоковом состоянии, она кивнула.
– Тогда завтра, в семь, у ресторана «Восток».
И он исчезает, как эльф.

А вот уже следующий день. Она стоит у ресторана, нервно сжимает сумку, и думает, не поступила ли она глупо, придя сюда. «Господи, я даже не знаю его! А он меня!» – в отчаянии думает она.
– Здравствуй, Саша.
Вздрогнув, она резко поворачивается и видит его. Кажется, она краснеет, но спрашивает:
– Откуда вы знаете, как меня зовут? Мы только вчера встретились…
– Не правда, – он лукаво улыбается, как нашкодивший мальчишка. – Мы познакомились три недели назад, на дне рождения Сергея Талынина. Моё имя Максим.
Она хмурится. Она помнит своего школьного приятеля, Сергея, но вот Макса вспомнить не может. Но потом её осеняет:
– Так это вы…
– Ты. Говори мне ты.
– Так это ты, – поправляется она, – разлил шампанское на Свету, ну, девушку в синем платье?
– И почему нельзя вспомнить обо мне что-то приятное, – смеётся он.
Она тоже улыбается. И не могла даже предположить, что ей будет так легко.

А это уже три дня спустя. Тогда он впервые признался, что любит её, хотя она догадывалась об этом раньше. Как сейчас, она помнит высокий тополь, скамейку, усыпанную листьями. Тогда она ещё уронила на джинсы мороженое. Ей было приятно, но она смогла ответить:
– Мне приятно. Ты мне тоже нравишься.
– Только нравлюсь? – Макс говорил весело, но она почему-то остро почувствовала некое разочарование.
Она смущённо улыбается. Что ответить? Она никогда не любила вопросов, которые заставляли вывернуть всю душу наизнанку.
Максим, кажется, понял её неохоту отвечать. Но день прошёл как-то напряжённо, слишком натянуто.

dementra89

Добавлено (08.03.2007, 02:03)
---------------------------------------------
А вот праздник. Её день рождения. Макс дарит ей рыжего котёнка. Когда она взяла его в руки, то почувствовала, что золотистый ошейник слишком твёрд, но потом поняла, что это браслет. Некоторое время она смотрела на него, потом отстегнула с шеи котёнка, бережно положила рыжий комочек на пол и надела браслет на руку. Макс просто угадал: браслет был как раз в её стиле, выполненный красивым узором. Она любила вещи в стиле древнего Египта или Греции. Хотя браслет не был выполнен именно в этих стилях, от него всё равно дышало стариной. Он выглядел так, как будто Макс отправился сквозь время в древнюю страну и приобрёл там браслетик.
– Спасибо, – сказала она.
И вдруг, глядя, как он, улыбаясь на её благодарение, гладит котёнка, поняла, что простой благодарности мало. Мало одного слова, чтобы выразить всю признательность.
– Макс, – позвала она.
Он встал, глядя на неё.
– Спасибо, – вновь сказала она, чувствуя, что краснеет. А потом подошла ближе и поцеловала его.
Он вздрогнул.
– Значит? – спросил он, когда она первая отодвинулась.
Теперь лукаво улыбнулась она.
– Я люблю тебя, – сказала она, делано пожав плечами.
Он хмыкнул.

Девушка мотнула головой, изгоняя воспоминания. Они травили ей душу, выжигали, оставляя в ней долго не заживающие раны. Но воспоминания не отступали, вновь наполняя сознание. Словно вновь хотели надавить на рану, вновь ткнуть на ошибку. Она никогда не была так счастлива. Последние три месяца она буквально летала. Так почему же она схватилась за карты, почему решила погадать на них. Зачем?

Вот она разложила расклад, и, улыбаясь, читала его: «Быстрые летящие мгновения счастья, чаша мёда, которая может означать только любовь, а затем… затем предательство». Она дрожит, пытается не смотреть на карты, но жадно читает расклад дальше: «Предательство, которое сменят боль и разлука».
Она падает на пол и начинает рыдать. В голове бьётся только одна фраза: «Предательство, которое сменят боль и разлука».

На следующий день она бросает трубку, едва услышав голос Макса. У неё нет сил видеть его, когда она знает, что он может предать её. Ещё неделю он тщётно пытался поймать её, поговорить с ней, но она отталкивала его и убегала, чувствуя горячие слёзы.

А потом она увидела его с другой девушкой. Они шли вместе и смеялись. Её словно пронзило кинжалу, состояние души было похоже на лёд. Она смотрела на эту сцену, и всё другое для неё померкло.

В тот же день она вновь разложила карты. Она хотела узнать, в чём заключалось его предательство. И вновь слёзы. Она смотрит на расклад, и ей хочется убить себя. «Вы предали близкого вам человека» - вот на что наводят карты. Это она должна была предать его! И она это сделала!

Девушка вновь мотнула головой, изгоняя самое горькое воспоминание, которое резало ей душу, как ножницы режут бумагу. Она взглянула на получившийся расклад и, в припадке безумного гнева, оттолкнула стол. Он перевернулся, карты разлетелись по полу, свеча, ударившись об пол, вылетела из подсвечника и потухла. В комнате наступила полная тьма.

- Я люблю тебя... Господи, пусть он простит меня, – повторяла она сквозь слёзы. – Я знаю все мои грехи, но я не хочу больше страдать. Просто убей меня, нашли на меня смертельную болезнь, пусть меня задавит машина, но только не страдать…

Она пролежала так до утра, так и не сомкнув глаз. Сквозь слёзы ей казалось, что она видит ангелов, престол Господень. Но едва первый зыбкий свет проник в комнату, как видение исчезло. Осталась только боль.

– Господи, прости меня. Прости меня. Прости, – шептала она, как безумная. Но Господь ей не ответил. Возможно, Он хотел, чтобы она сама решила свою боль. Возможно, она не искупила свои грехи перед Ним. А, возможно, она просто не хотела слышать Его, слышать Его прощение, не простив саму себя.

dementra89



Мню не жалко сердец, всё для тебя...
 
 
Квентэль

Дата: Суббота, 10.03.2007, 16:14 | Сообщение # 6                                                                                                                       

Сержант
Группа: Друзья сайта
Сообщений: 29
Репутация: 8
Статус: Offline
Большой тебе респект, нежность))) мне очень понравилось))) good


Я - это я...
А это я
 
 
-нежность-

Дата: Суббота, 10.03.2007, 16:28 | Сообщение # 7                                                                                                                       

Генералиссимус
Группа: Пользователи
Сообщений: 50235
Репутация: 33
Статус: Offline
пасиб))


Мню не жалко сердец, всё для тебя...
 
 
Квентэль

Дата: Суббота, 10.03.2007, 16:32 | Сообщение # 8                                                                                                                       

Сержант
Группа: Друзья сайта
Сообщений: 29
Репутация: 8
Статус: Offline
wink пиши побольше)))


Я - это я...
А это я
 
 
-нежность-

Дата: Суббота, 10.03.2007, 16:47 | Сообщение # 9                                                                                                                       

Генералиссимус
Группа: Пользователи
Сообщений: 50235
Репутация: 33
Статус: Offline
…Шел по мокрому снегу, мысли бились между висками, мне хотелось выпить. Я нервно закурил и стал вспоминать. Как она уезжала… Она оставила мне запах своего тела и улетела первым рейсом, обещав вернуться через день.. Но какие-то проблемы на работе или... На неделю.

Я без неё ничего не мог сделать. Ничего ровным счётом. Она была со мной всегда и везде. И я любил её, как сумасшедший. У меня ехала крыша от её взгляда, тела, от её родинок, от её кожи. Я получал столько нежности, сколько не получал никогда и я верил ей. Она меня любила. Зачем был этот день?

Было холодно. Очень. Я шёл на вечеринку к брату, свадьба как-никак у него. В моей голове уже созревал план, как я буду делать моей Марине предложение, когда уляжется всё у брата. Я скучал. Так, сегодня 15-е… 16-го около полуночи она прилетает… Сутки…

Я проснулся от того, что мне было безумно жарко. Я откинул одеяло, предполагая увидеть свою желтую комнату, но увидел спальню в квартире брата. Медленно я восстанавливал события... На стуле лежало маленькое бирюзовое платье. Шум воды.

Она была самой красивой на той вечеринке. Не знаю, как она попала на мальчишник, но весь вечер я пялился на её грудь. Её хотели все. Но никто не знал, кто она. Идеальная фигура, улыбка…
- Какие люююди, Натааша!
Я осмелился её окликнуть. Она улыбнулась и направилась ко мне. И это сумасшедшее бирюзовое платье слепило глаза…

Я не помню, как мы оказались в постели. Я так хотел её, что кружилась голова, я не мог даже расстегнуть брюк… Я смотрю в её глаза, она мне улыбается, запрокидывает голову… Марина… Целуя её ноги у меня на шее, я пытался найти любимую родинку под коленкой. «Наверное, ты слишком пьян», - подумал я тогда.

Я встретил её в аэропорту. Я так скучал, так ждал этого дня… И я не смог её обнять. Я предал её. Её. Ту, которую искал все свои 26 лет. Мне казалось, я мог бы застрелиться тогда, когда менялось её лицо, как углублялось отчаянье и боль в её глазах, когда я говорил ей… Я всё выложил.

Она простила. Так любила меня. Всё поняла, пережила, что-то заново, что-то склеила. Только иногда она молча грустила рядом со мной. Ничего не говоря. Она простила. А я ушёл. Я не смог. Я не смог снова быть с ней. Я не мог прикоснуться к ней. Не хотел пачкать её. Той грязью, которой я стал для неё после этой ночи. Она меня простила! Я себя не простил.

Ммм... воть если бы все парни были такими... )))Ну не считая измены...такое благородство... surprised



Мню не жалко сердец, всё для тебя...
 
 
Квентэль

Дата: Суббота, 10.03.2007, 16:49 | Сообщение # 10                                                                                                                       

Сержант
Группа: Друзья сайта
Сообщений: 29
Репутация: 8
Статус: Offline
Quote (-нежность-)
Ммм... воть если бы все парни были такими... )))Ну не считая измены...такое благородство...

это да... но как показывает практика, таких немного...


Я - это я...
А это я
 
 
-нежность-

Дата: Суббота, 10.03.2007, 16:50 | Сообщение # 11                                                                                                                       

Генералиссимус
Группа: Пользователи
Сообщений: 50235
Репутация: 33
Статус: Offline
Quote (Квентэль)
это да... но как показывает практика, таких немного...

а жаль... оч жаль....


Мню не жалко сердец, всё для тебя...
 
 
Квентэль

Дата: Суббота, 10.03.2007, 16:52 | Сообщение # 12                                                                                                                       

Сержант
Группа: Друзья сайта
Сообщений: 29
Репутация: 8
Статус: Offline
не то слово... одни мы девушки остаемся такими нежными и прощаем все... а они этим пользуются... эх...


Я - это я...
А это я
 
 
-нежность-

Дата: Суббота, 10.03.2007, 16:54 | Сообщение # 13                                                                                                                       

Генералиссимус
Группа: Пользователи
Сообщений: 50235
Репутация: 33
Статус: Offline
хи, этт уже как самореклама =))) зато правда...)))


Мню не жалко сердец, всё для тебя...
 
 
Квентэль

Дата: Суббота, 10.03.2007, 16:56 | Сообщение # 14                                                                                                                       

Сержант
Группа: Друзья сайта
Сообщений: 29
Репутация: 8
Статус: Offline
ой, какая самореклама))) просто иногда парням об этом нужно напоминать))) а то временами у них крышу сносит)))


Я - это я...
А это я
 
 
-нежность-

Дата: Суббота, 10.03.2007, 16:58 | Сообщение # 15                                                                                                                       

Генералиссимус
Группа: Пользователи
Сообщений: 50235
Репутация: 33
Статус: Offline
(=Народная Мудрость=)

Как-то раз бабушка застала внучку, плачущую навзрыд. Девушка не хотела раскрывать причину своего расстройства, но разве возможно что-нибудь утаить от любопытных старушек? После долгих уговоров, внучка сдалась и поведала свое горе: оказалась, что она поссорилась со своим парнем.

Девушка ожидала, что бабушка сейчас будет успокаивать ее, приговаривая «нашла, чем портить себе нервы!», «брось, забудь, до свадьбы заживет», «да этот негодяй не достоин ни одной твоей слезинки!» и другое тому подобное. Но вопреки ее ожиданиям, бабушка, улыбнувшись, сказала:

- Ты, эдак, особо не убивайся по этому поводу, а вот плакать можешь, сколько твоей душе угодно, эти слезы лишь укрепят твою любовь.

Девушка вопросительно подняла заплаканные глаза.

- Как бы тебе пояснить?..- задумалась бабушка. К слову скажу, она была, если по научному, типичной представительницей эмпириков, а иначе – никаких заумных теорий не признавала и в своих объяснениях опиралась исключительно на практику и опыт. – Представь, что время (кстати, заметь, я далеко не первая к такому сравнению прибегаю) – это вода. Была бы твоя любовь приторно-сладкой, засахаренной, она испытание временем не выдержала бы. Опустишь ее в воду, весь сахар раствориться, и станет она пресной, быстро тебе приесться, а равнодушие – гибель для любви.
Другое дело, если встречает любовь на своем пути препятствия, ссоры, слезы. Все продукты в воде-то и засаливаются. Свежий огурец и двух дней не пролежит – завянет, а вот соленый храниться будет во стократ дольше. Так и твои слезы нужны для засолки любви, продления ей жизни. Да и вообще, я думаю, настоящей любви без слез не бывает, это ее неотъемлемая часть.

На этот раз бабушка ничего не стала объяснять словами. Она просто взяла листочек бумаги, сложила пополам, вырезала капельку-слезинку и протянула ее внучке, предложив развернуть. На ладони девушки красовалось маленькое бумажное идеальной формы сердце.

66589205.jpg (6.1 Kb)


Мню не жалко сердец, всё для тебя...


Post edited by -нежность- - Суббота, 10.03.2007, 17:01
 
 
Форум » Творчество » Рассказы » Грустно...
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Поиск:


Apostol-yar© 2007Бесплатный хостинг uCoz